?

Log in

No account? Create an account

Верхняя запись Объявление

Друзья и случайно зашедшие!

С сегодняшнего дня этот ЖЖ ведётся в режиме "friends only".
На прошлой неделе я принимал участие в круглом столе, посвящённом проблемам популяризации науки. Докладчики, отмечая определённые успехи последних нескольких лет, тем не менее, сошлись во мнении, что "всё очень плохо". Так, ольга орлова задаётся вопросом: "Почему именно теперь не покидает ощущение безнадеги в этом научно-популярном гетто? Что именно должно измениться?" А Nikolay Podorvanyuk, команда которого недавно открыла отличный ресурс Indicator.ru, и вовсе считает, что "в России ничего никому не нужно" и что "всё равно ничего не изменится" (возможно, Николай тем самым хотел "расшевелить" публику, вызвав в ней волну возмущения - но, если и так, то это не удалось). Выделяют следующие характерные моменты:

- практически полное отсутствие взаимодействия институтов РАН со СМИ (это при том, что в некоторых институтах созданы пресс-службы, но их, наверное, наберётся всего с десяток, а эффективно работающих - и того меньше. По крайней мере, такое впечатление),
- закрытость институтов и недоступность их директоров,
- плачевное состояние официальных сайтов и отсутствие работы в соцсетях.

В результате общественность не знает, чем занимаются институты, каковы результаты их деятельности (помимо бумажных отчётов). В своём докладе Svetlana A. Borinskaya привела результаты опросов, согласно которым науке и церкви доверяют примерно один и тот же процент людей, причём есть такие, кто церкви доверяет, а науке - нет. И, конечно, вспоминали телегонию и нооскоп.

По моему мнению, ситуация не то что лучше - она иная. А видится она такой безнадёжной из-за изначально неверно поставленной задачи.
Задача популяризации и связанные с ней решения (создание пресс-служб и др.) должна формулироваться тогда, когда получены чёткие ответы на вопросы:

1) Что популяризировать?
2) Ради чего?
3) Ради кого?

По пунктам. На первый вопрос обычно следует ответ "нужно популяризировать ВСЕ научные результаты ВСЕХ институтов". Предлагают в обязательном порядке организовать в КАЖДОМ институте пресс-службу или хотя бы ввести в штатное расписание должность ответственного за взаимодействие со СМИ. При этом очевидно, что интерес общественности к результатам заметно отличается, в зависимости от тематики. Одно дело - рассказывать об исследовании комет, о борьбе с раком и ВИЧ, о ГМО и др., другое дело - о "симплектических многообразиях с инвариантными лагранжевыми подмногообразиями" (это реальное название работы молодого математика - сотрудника нашего института). Не говоря уже о тематике, которая может иметь двойное назначение (не секрет, что многие академические институты живут работой на оборонку, - секрет в сути этих работ): здесь чем меньше утечек, тем лучше для всех.

Тезис о том, что любую тему можно представить популярно и интересно, - довольно спорный. Пусть даже этот тезис верен. Но далеко не каждый исследователь (даже если он классный специалист в своей области) это может сделать. А научный журналист должен, во-первых, достаточно хорошо понимать исследуемую область (а это очень редкие случаи для специализированных областей математики и вычислительной техники, например), во-вторых, его работа нисколько не важнее работы исследователя, а потому, если последний считает напрасной трату времени на популяризацию своих результатов, то так тому и быть: ведь над этим исследователем и так стоит начальство с дедлайнами (я сейчас рассматриваю те многочисленные институты, в которых дедлайны реальны) и грантодатели, а над начальством - ФАНО, которое умеет в 17 часов присылать директиву о том, что к 11 утра следующего дня нужно подготовить отчёт. В результате оба - и популяризатор, и автор популяризируемых исследований - раздражены “взаимодействием” друг с другом. Представьте, что будет, если откуда-то сверху их друг другу навяжут. Так что “популяризировать всё” - это безумие. Это означает сразу провалить задачу популяризации. Пусть этим занимаются те, кто хочет и кто умеет. Толку будет больше. И вот почему.

Тут мы приходим ко второму вопросу - ради чего. Тоже море вариантов. Допустим, ради очередных показателей. Вот вам, граждане, число печатных работ на научного сотрудника. Вот вам индекс Хирша института (сначала подкрутили бы базу РИНЦ, которая, в частности, путает институты системного анализа и системных исследований, а уже потом считали… Но это отдельная тема). Вот вам всё то же самое, но по базам Scopus и Web of Science. А вот вам красивая инфографика на эту тему - красиво же! Что? На "карте российской науки" не всех посчитали или посчитали неправильно? Ну, ничего, зато красиво.

Вот ещё могут ввести такой показатель, как число пресс-релизов на… не знаю, на что. На научного сотрудника, на число выполняемых работ (по грантам? По Гособоронзаказу? По программе Академии?..). И если, мол, институт имеет показатель ниже N (взятого, как водится, с потолка), то урезать ему финансирование. Или сделать внушение директору - чего это он расплодил научных сотрудников, которые пресс-релизы не родят. Но может ли быть так, что наличие этого показателя, наоборот, улучшит финансирование? Очевидно, что нет, не может. Как не могут это сделать “хирши” и ПРНД (вот на что нелепый показатель, но он хотя бы учитывает работу сотрудника в рамках НИОКР). Пожалуй, хватит филиппик на тему “ещё одного показателя”: всем и так ясно, что (только) ради показателя городить огород популяризации точно не стоит.

Допустим, ради ликвидации растущей безграмотности населения. Пример, ставший хрестоматийным: “Коперника сожгли за то, что он сказал, что Земля вертится”. Нооскоп большого чиновника. Телегония и поддержка отказа от прививок другого чиновника, поменьше. Телепередачи РЕН-ТВ и ТВ-3 (да что там - и Первого канала тоже!). Решение этой задачи - благородно. Но невыполнимо в рамках одной лишь популяризации результатов деятельности академических институтов. Что мы имеем на сегодняшний день? Большое число лекториев, научных школ, популярной литературы. Всё доступно и хорошего качества. Разве нет? Да, и это даёт повышение уровня грамотности тех людей, которые хотят этот свой уровень повысить. Но много ли таких, кто этого хочет? Не много. И их не может быть много. Одним просто “всё по барабану”. Другие и хотели бы, но за каждодневными делами - просто некогда. Как же первых “вытащить из тьмы заблуждения”, а вторых, скажем так, по возможности подтащить поближе к свету? Ответ известен: с помощью системы образования. Главным образом, школьного образования. Если в школе дети не усвоили, чем характеризуется научный метод познания мира, почему только он даёт потрясающие результаты, а, к примеру, религиозно-мифологический способ годится лишь для какой-то определённой ниши - если дети этого не усвоили, то можно популяризировать “всё” до бесконечности, но результата - не будет. Пока государство хочет видеть образование средством воспитания потребителей или носителей одной лишь единственно правильной государственной идеологии, результата популяризации (повышения уровня грамотности населения) не будет. При этом и потреблять, конечно, нужно, и грамотными, знающими, умеющими думать патриотами своей страны быть нужно, но это - составные части, а не цель образования. А что толку популяризировать, если в ММА им. Сеченова есть курс гомеопатии (и не во власти учёных это изменить)? Если Физтех не гнушается дать площадку креационистам, мотивируя это тем, что физтехи достаточно умные и взрослые люди, чтобы сделать выводы самостоятельно. Если теология стала специальностью, и во многих вузах открылись соответствующие кафедры. Если часто журналистам даже в голову не приходит обратиться за консультацией к экспертам (или, как пишет Ася Казанцева в своей книге, приходит в голову обращаться к “специалистам по гомеопатии” за “альтернативным мнением”).

Так вот, сначала - образование и наведение порядка в СМИ. Тогда и эффективность популяризации повысится. Но, повторюсь, популяризация сама по себе эту проблему не решит, и не нужно даже ставить перед ней такую цель.

Сейчас остаётся делать то же, что и раньше: рассказывать доступным языком о локомотивах науки и техники. О космических программах, о медицине (в которой очень много мракобесия - с ним сталкиваешься часто даже в районной поликлинике, не говоря уже о других уровнях), об энергетике, о транспорте. И чем больше будет государственных программ по этим направлениям, тем больше будет поводов для популяризации, тем эффективнее она будет.

Наконец, третий вопрос - для кого. Есть такой тезис: “институты обязаны отчитываться о своих результатах перед налогоплательщиками, на деньги которых и проводятся эти исследования”. Так вот, не обязаны. Налогоплательщику не нужны результаты исследований - ему нужны результаты внедрения этих исследований. А это уже вопрос к промышленности, а не к науке. Точнее, к правительству, которое распределяет поступления в виде налогов так, что, мягко говоря, не все научные результаты внедряются в (отечественное) производство. Налогоплательщику нужен “Айфон”, а не микроархитектура высокопроизводительного суперскалярного процессора. Эффективное лекарство от ОРВИ, а не подход к созданию иммуностимуляторов.
Другой вариант - популяризация и пресс-релизы нужны для привлечения инвестиций на проведение исследований. Если под привлечением инвестиций подразумевается краудфандинг, то, пожалуй, да, здесь именно популяризация и нужна. НИОКР и гранты научных фондов популяризации не требуют. Там есть формы, которые рассматривают эксперты и по которым принимается решение. Но сколько может дать краудфандинг? Сколько стоит разработка, изготовление и испытания современного микропроцессора? Порядка миллиарда рублей (во всяком случае, сотни миллионов) на 3-5 лет. Это не “краудфандинговые” деньги. И не малый и средний бизнес. Это крупный бизнес, который заинтересован в росте прибыли за счёт повышения эффективности. Допустим, повышение эффективности нефтедобычи из трудноизвлекаемых источников. Разговоры о том, что крупный бизнес вот-вот даст деньги научным институтам, идут давно. Но нефть вновь опускается ниже 50 долларов за бочку, и разговоры затихают. Печально, что владельцы заводов и пароходов предпочитают вкладывать деньги в яхты и футбольные клубы (и ради бога - если это законно заработанные деньги, в чём есть сомнения), а не в научные исследования, которые помогли бы их же бизнесу. Но ситуация такая. Других крупных капиталистов у нас нет.

Наконец, популяризация помогает привлечь молодых специалистов. Это, безусловно, так. Но она привлекает их ровно до порога отдела кадров, где они узнают о том, какую зарплату они будут получать (ниже среднего по региону) и какие привилегии будут иметь как учёные (никаких).

Так что же, популяризация, выходит, не нужна? Нужна. Грамотная, качественная популяризация научных достижений нужна. Но не всего подряд и не случайными людьми. И при одновременном развитии образования, в первую очередь, школьного. И при наведении порядка в СМИ, которые должны чётко понимать приоритет и обязательность экспертизы публикуемых материалов. Не смогли найти эксперта - очень плохо (в том числе или в первую очередь - для Академии), но лучше вообще не опубликовать материал, чем опубликовать лженаучную туфту. Экспертов, слава богу, хватает: и в Академии, и в вузах.

Что ещё? Да вот ещё Пётр Леонидович Капица в письме Сталину 25 ноября 1945 года писал:
“Американцы опирались на более сильную промышленность, у нас она слабее, исковеркана войной и разрушена. Американцы привлекли к работе наиболее крупных ученых всего мира. У нас ученых меньше и они живут в плохих условиях, перегружены совместительством, работают хуже.
Особый Комитет должен научить товарищей верить ученым, а ученых в свою очередь, это заставит больше чувствовать свою ответственность, но этого пока еще нет. Это можно только сделать, если возложить ответственность на ученых и товарищей из Особого Комитета в одинаковой мере, а это возможно только тогда, когда положение науки и ученого будет всеми приниматься как основная сила, а не подсобная, как это теперь.”



- Скажи: РЫБА.
- Селёдка!

(из к/ф "По семейным обстоятельствам")

- Скажите, а к какой накопленной дозе стоек предлагаемый Вами усилитель?
- К любой!
- Абсолютно стойкий?..

(из подслушанного разговора на конференции)



Если бы я был в комиссии, составляющей тесты ЕГЭ по русскому языку, и захотел бы всех завалить, я бы включил в тесты вопрос о том, как правильно писать слово "радиационно(?)стойкий":
(а) радиационно стойкий
(б) радиационностойкий
(в) радиационно-стойкий

(примечательно, что spell checker моего браузера подчеркнул только вариант "б")

А в ситуации незнания правильного ответа я бы советовал студентам и аспирантам заменять это слово каноничным (ГОСТовским) выражением на выбор из списка: "стойкий к воздействию спецфакторов", "стойкий к специальным воздействующим факторам", "стойкий к специальным видам воздействия", "стойкий к воздействию ионизирующего излучения".

С одной стороны, можно поступить просто: заглянуть в словарь: например, в Русский орфографический словарь Российской академии наук (Отв. ред. В. В. Лопатин) ("Русский словарь Российской академии" - бедные иностранцы, не отделяющие русских от российских...). У меня под рукой нет бумажного словаря, так что я воспользовался PDF-версией, которую можно найти в Интернете, а также электронной версией сайта Грамота.ру. В первом случае (2-е издание 2007 года) я нужного слова не нашёл вовсе (есть только радиационно-защитный, радиационно-медицинский, радиационно-опасный, радиационно-термический, радиационно-химический). Во втором случае в качестве правильного ответа выдаётся раздельное написание: радиационно стойкий. А как пишут обычно предприятия, выпускающие радиационно(?)стойкую ЭКБ? На сайте компании "ЭЛВИС" видим написание по варианту (в): радиационно-стойкий. Может быть, какой-нибудь стандарт (хотя бы отраслевой) даст ответ на вопрос? Открываем роскосмосовский ОСТ 134-1034-2003 ("Аппаратура, приборы, устройства и оборудование космических аппаратов. Методы испытаний и оценки стойкости бортовой радиоэлектронной аппаратуры космических аппаратов к воздействию электронного и протонного излучений космического пространства по дозовым эффектам"). Что мы там видим? Вариант "б", забракованный моим браузером: радиационностойкий.
Что говорят Розенталь и другиеСвернуть )
Резюмируя, можно сказать, что пока в словаре не появится этого слова, в разных документах так и будут гулять, прежде всего, слитное и дефисное написания, но также и раздельное, почему-то попавшее на Грамота.ру. Студент и аспирант, будь бдителен!